KSD TEAM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KSD TEAM » Историческая, техническая информация » Интересные факты


Интересные факты

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

+

Вышедшая из Киля 10 февраля 1941 U-69 Метцлера дошла до Атлантики, пошлялась там 4 дня, потопила два судна, получила радиограмму с приказом перехватить конвой и практически настигла его, когда Сандерленд загнал лодку под воду, вынудив прекратить погоню..
А удивительное то, что за десять дней с самого начала похода штурман лодки Маринфелд не видел ни единой звезды. Счисление пути велось только по предыдущим скоростям и курсам, с учётом движения зигзагом и дрейфа от морских течений и ветра. Лодка не приближалась к берегам и не имела никаких других ориентиров для уточнения позиции.
Только поздней ночью 19 февраля погода чуть улеглась, на редких просветах на небе проглянули звёзды и по секстану удалось, хоть и с трудом, определить положение лодки.
Пройдя 2650 км лодка имела погрешность с первоначальным счислением лишь 12 километров!!

Другой факт имел место в центральной Атлантике.
В штормовых условиях U-455 Шайбе, спешившая навстречу U-460 с дистанции в 1500 миль имела при выходе в точку рандеву погрешность в 3 часа и 25 км.
Что такое штормовые условия? Нет солнца, звёзд, луны.. Как они это делали?? Немыслимо..

К слову сказать, именно эта неточность в выходе заставила использовать радиосвязь, вероятнее всего, повлекшая обнаружение Британцами точки заправки, впрочем не приведя к негативным последствиям..

+

Мало кто знает, что, к примеру, в сентябре 40-го в акватории портов Британии стояло под сотню тех же ЭМ и корветов и в море они выйти не могли - их тупо нечем было заправить..
А в море тем временем безнаказанно орудовали наши красавицы..

+

В 40-м году немцами разработаны герметичные контейнеры, которые укладывались на место запасной торпеды. И наполняться они могли как продовольствием(в основном консервами) и медикаментами, так и спецоборудованием. В зоны с повышенной противолодочной активностью внешних торпед не брали. В зимние штормовые месяцы не брали. А если брали, то лодки с ними и возвращались обратно, не имея возможности(спокойной воды) завести торпеду внутрь. Но в южные моря и южную же Атлантику лодки с полным боекомплектом шастили до самого конца войны.
Финал-апофеоз - последние уходящие из Бреста в Норвегию семёрки несли по 14 угрей..

+

Много лет назад я спросила одного бывалого подводника, офицера в отставке: "А чего у наших подводников были трудности при выходе из Финского - можно ж идти(пусть и очень медленно) и мины разглядывать в перископ.." Он долго смеялся.. Сказал, что мест на Земле, где на глубине 20м можно увидеть нос собственной лодки очень мало.. Обычная видимость под водой на перископной в Атлантике и прилегающих морях 20м.

+

Приветствовалось, когда командир всё свободное время спал. Это свидетельствовало о высочайшей степени его уважения и доверия команде. Будили его только для чтения донесений и принятия пищи.. Толя, ты это запомнил? :D
Естественно, основательно выспавшийся капитан в бою был очень эффективен - были случаи когда кэпы в экстренных ситуациях в бою не спали по двое суток, что в условиях нехватки свежего воздуха чрезвычайно сложно сделать..
Анатолий.. У тя под боком море и свежий воздух.. Так что смело можешь без сна бодрствовать по трое-четверо суток!!  :rolleyes:

Примеры загрузки БК для лодок IX серии

U-66 (IXC)
4 торпеды в носовых трубах
4 торпеды под полом в носовом
6 мин под полом в носовом
2 торпеды в кормовых ТА
3 торпеды на полу в кормовом
6 торпед во внешних пеналах

U-172 (IXC)
Все первые 4 боевых похода U-172 брала 23 торпеды, размещённые:
4 торпеды в носовых трубах
2 на полу в носовом отсеке
4 под полом в носовом
2 в задних трубах
3 на полу в кормовом
8 во внешних пеналах(в кормовых пеналах 2)

U-111 (IXB) - в единственный поход к берегам Бразилии, в котором лодка и погибла, она взяла
4 торпеды в носовых трубах
2 на полу в носовом отсеке
4 под полом в носовом
2 в задних трубах
2 на полу в кормовом
4 во внешних пеналах

U-511 (IXC) 10мая - 10 августа 1943 Маршрут Лорьян-Кура(Япония)
4 торпеды в носовых трубах
2 на полу в носовом отсеке
4 под полом в носовом
2 в задних трубах
2 на полу в кормовом
во внешних пеналах торпед не было(но думаю, врядли там было пусто)))

U-856 (IXC/40) 24 февраля 1944 Киль - США (у побережья коих и погибла))
4 торпеды в носовых трубах
2 на полу в носовом отсеке
4 под полом в носовом
2 в задних трубах
2 на полу в кормовом
во внешних пеналах пусто!

U-177 (IXD2) 1 апреля 1943 по  1 октября 1943. Бордо - Мадагаскар - Бордо
4 торпеды в носовых трубах
2 на полу в носовом отсеке
4 под полом в носовом
2 в задних трубах
2 на полу в кормовом
10 во внешних пеналах

И ещё раз на всех языках прочла - только и строго G7a - внешние пеналы для других типов торпед не предназначены технически..

При дозагрузке торпед с коров девятки принимали их, в основном, во внешние пеналы. И перегружали в прочный позже, чтобы снизить время рандеву и не рисковать быть обнаруженными. 6-8 торпед корова отдавала девятке за 4 часа. Семёрке, чтоб столько же принять требовался весь световой день.

Основные причины прекращения использования внешних пеналов для хранения торпед

30 апреля 1943 года командование подводными силами Германии  пришло к выводу, что наличие на субмаринах торпедных контейнеров, располагавшихся в надстройке и хранивших дополнительные торпеды, не имеет больше смысла для подлодок, действовавших в Северной Атлантике. Трудности загрузки из контейнеров торпед из-за постоянной возможности быть атакованным вражеским самолетом, а так же большая вероятность разрушения самих контейнеров во время атаки лодки глубинными бомбами, а механизмов торпед высоким давлением, в конце концов привело к приказу демонтажа хранилищ дополнительного боезапаса у всех лодок серий VII и IX, действовавших в указанном районе. Особенно это касалось "девяток", несших в себе до 8 торпедных контейнеров.
Кроме того, лодки с торпедами во внешних пеналах погрузившиеся на глубину более 75 метров запрещалось эти торпеды применять и по возвращению их надлежало передавать в рембазу.

Отредактировано Nosulia (23-01-2014 23:48:47)

0

2

20 января 1943 года в Атлантике пропала безвести U553 Карла Турмана.

Четырьмя днями ранее Турман покинул базу в Ла Паллисе, выйдя в свой последний поход. 20-го января Турман встретился в квадрате BE6113 в 19:00 c U465 что бы передать ей навигационные документы. Больше U553 никто не видел. Штаб подводных сил, обеспокоенный недельным молчанием лодки Турмана, 31 января 1943 посчитал ее потерю весьма вероятной, о чем говорит запись в ЖБД  командующего подводными силами от этого числа. Последнюю радиограмму Турмана штаб принял 20-го числа, которая гласила: "Нахожусь в квадрате BE6661. Перископ дает течь . Могу погружаться до 60 метров".

Корветтенкапитан Карл Турман оставил свой яркий след в истории Битвы за Атлантику  своим большим нахальством, как в отношении противника, так и в отношении собственного начальства. Во время своего 7-го похода на U553, находясь у побережья Канады, он  нахально "вломился" в святая святых судоходства союзников - залив св. Лаврентия, поставив в тупик не только местную ПЛО противника, но и свой штаб.  В последнем не ожидали от подчиненного такой прыти, но с удовльствием отметили, что дорога туда проложена. Для союзников залив св. Лаврентия до этого момента считался относительно безопасным местом, так как немецкие лодки там ранее не появлялись. Появившийся там Турман нахально дошел до устья реки Св. Лаврентия, где отправил два судна на дно, после чего спокойно ушел из "разворошенного муравейника".

24 августа 1942 года Турман был представлен к Рыцарскому Кресту за свои успехи в подводной войне. На момент награждения на берлинском радио было обьявлено, что он потопил 18 судов общим тоннажем в 106.000 брт. Реальные же успехи Турмана были гораздо скромнее. Послевоенный анализ его атак говорит о том, что за ним числится
12 потопленных судов на  61,390 брт
1 потопленный корвет
2 поврежденны судна на 15,273 брт

Спустя три месяца, основываясь на информации полученной от Турмана, штаб подводных сил спланировал операцию по нанесению удара по судоходству в заливе св. Лаврентия силами трех подводных крейсеров. Немцам сопутствовал успех, союзники понесли потери, как в торговых судах, так и в военных кораблях.

Карл Турман и U-553|Свернуть

http://s2.uploads.ru/t/8cAZe.jpg

http://s2.uploads.ru/t/rB4de.jpg

Отредактировано Варяг (16-02-2013 19:20:51)

0

3

Командиру, в продолжение темы:

Тринадцати лодкам, следовавшим к Америке, был отдан приказ начать патрулирование с территориальных вод Канады. Эрнст Фогельсанг должен был повести свою U132 в залив Святого Лаврентия. Малоопытный Фриц Хокнер, командовавший минным заградителем U215 VIID серии, должен был патрулировать район мыса Сейбл. Приблизительно 1 июля обе лодки заняли свои позиции.

В это время из Нью-Йорка и Галифакса вышли конвои «АТ-17А» и «АТ-17В», затем соединившиеся в один. Комбинированный конвой состоял из девяти военно-транспортных судов, охранявшихся 37-м оперативным соединением в составе линкора «Техас», крейсера «Филадельфия» и четырнадцати эсминцев, и имел пунктом назначения Британские острова. Четыре эсминца следовали в Скапа-Флоу, чтобы заменить американские корабли «Эммонс», «Хэмблтон», «Мэкомб» и «Родмэн», выводившиеся из состава британского флота.

Ни U132, ни U215 в какой-либо контакт с военно-транспортным конвоем не вступали. Однако 3 июля двадцатидевятилетний Хокнер, находившийся в море уже двадцать пять дней, обнаружил к югу от мыса Сейбл слабо охранявшийся конвой «ВХ-2». Предприняв атаку, он потопил 7200-тонное американское судно типа Либерти «Александр Мэкомб». Однако проведенная английским противолодочным траулером «Ле-Тигр» контратака с применением глубинных бомб поставила точку в плавании U215 и ее экипажа. Фогельсанг вошел в залив Св. Лаврентия 1 июля. Пройдя через залив на северо-запад, он обогнул полуостров Гаспе, вошел в устье реки Святого Лаврентия и стал ожидать прохождения конвоя Квебек — Сидни. Рано утром 6 июля конвой (№ 15) был обнаружен и атакован. Три из пяти пущенных залпом торпед прошли мимо цели, однако в результате попадания двух других ко дну пошли два грузовых судна общим тоннажем 6000 тонн. Быстро перезарядив торпедные аппараты, Фогельсанг предпринял вторую атаку и отправил на дно еще одно грузовое судно тоннажем 4300 тонн. Один из канадских кораблей охранения, минный тральщик «Драммондрил», повел против U132 контратаку, загнал ее под воду и сбросил глубинные бомбы. Однако, по необъяснимым причинам контратака не была доведена до конца. В результате Фогельсангу удалось выскользнуть в залив и выполнить необходимый ремонт. Нападение немецкой лодки у самого Квебека вызвало волну возмущения у канадского правительства; тем не менее о потере судов общественности сообщено не было.

Фогельсанг патрулировал залив Св. Лаврентия еще две недели при весьма неблагоприятных условиях. Днем воздух кишел самолетами союзников, ночью опускался туман, затрудняя видимость. Наконец, днем 20 июля, находясь в устье реки Святого Лаврентия, Фогельсанг обнаружил еще один конвой Квебек — Сидни (№17). Из двух торпед, выпущенных им по 4400-тонному английскому грузовому судну «Фредерика Ленсен», в цель попала только одна. Судно, развалившись на части, пошло ко дну. Противолодочные силы союзников и во второй раз провалили контратаку и позволили Фогельсангу уйти в открытое море. Результативность его патрулирования (четыре потопленных судна) оказалась в два раза выше, чем у Турмана, ранее также патрулировавшего в этом районе. В итоге Дениц, несмотря на риск, стал строить планы будущих рейдов в залив Св. Лаврентия.

0

4

Еще о Святом Лаврентии:

Примеров, когда немецкие командиры-подводники периода ВМВ ошибались с опознанием целей, в истории можно найти предостаточно. Но этот случай уникальный: ошибся не один и не два командира, а целая «волчья стая». Впрочем, обо всем по порядку. Цитирую по К. Блэйр «Подводная война Гитлера1939-1942 Жертвы» Часть 3, Терра Фантастика, АСТ, СПб, стр. 71.

Итак, речь идет действиях немецких групп подводных лодок в Северной Атлантике в конце сентября 1942 г.:

    Тем временем западнее семь оставшихся лодок группы «Форвертс» 20 сентября заправились с танкера U461 (командир — Вольф Штейблер) и начали патрулирование с целью перехвата идущего на восток конвоя, сведения о котором передала «Б-динст». После окончания шторма одна из этих лодок, новая U380 под командованием Йозефа Ротера (в одиночку потопившего 3000-тонное норвежское грузовое судно из конвоя ON 129, но потерявшего этот конвой из-за плохой погоды), обнаружила, как сообщил командир, «большие войсковые транспорты». По его мнению, это и был тот самый направлявшийся на восток конвой. В связи с высокой ценностью этих предполагаемых транспортов всем остальным лодкам групп «Пфейл», «Форвертс» и лодкам вновь сформированной группы «Блитц» было приказано присоединиться к Ротеру.

Но Ротер обнаружил не «войсковой конвой», а группу судов среднего размера, похожих по очертаниям на большие двухтрубные океанские, направлявшиеся от устья реки Святого Лаврентия в Англию специальным быстроходным конвоем, имевшим кодовое обозначение «Река в Британию», или RB-1. Дюжина или более подводных лодок откликнулась на сообщение Рёдера, все они горели желанием отыскать группу океанских лайнеров вместимостью 15 или 20 тысяч тонн, набитых войсками и снаряжением.

К 23 сентября десять подводных лодок находились в контакте с конвоем RB-1. У двух лодок — U96 Хельригеля и U380 Ротера случились неполадки с дизелями, что лишило их шансов выйти в атаку. Шесть остальных командиров попытались выпустить торпеды, но удалось это лишь двум: Карлу Хозу, двадцатишестилетнему командиру новой лодки U211, и кавалеру «Рыцарского креста» Эрнсту Менгерзену, командиру U607. Ни один из них не поразил цель в конвое. Менгерзен сообщил, что, маневрируя для начала дневной подводной атаки, он столкнулся с линкором, но получил лишь легкие повреждения. U211 случайно натолкнулась на шедший в одиночку американский танкер «Эссо Вильямсбург» и потопила его.

Дюжина лодок поддерживала контакт с конвоем RB-1. 25 и 26 сентября половина из них предприняла новые атаки. Карл-Отто Шульц, командир U216 (нового минного заградителя VIID серии), сообщил, что потопил 19 000-тонный лайнер. Его жертва впоследствии была идентифицирована как 5000-тонный озерный пароход «Бостон».

Хельригель (U96) утверждал, что его торпеды «взорвали» лайнер в 17 700 тонн. Но в конце концов его жертва была опознана как 5000-тонный озерный пароход «Нью-Йорк».

Командир новой лодки U618 Маковски сообщил, что потопил судно в 11 600 тонн — скорее всего, это был 1500-тонный озерный пароход «Йорктаун».

Хайнц Валькерлинг (U91) сообщил, что тоже попал в пароход, но это не подтвердилось. Тридцатишестилетний Курт Струм, командир новой U410, сообщил о промахе. Тридцатисемилетний Георг Валлас (U356) сообщил о трех промахах. Отто фон Бюлов с U404 тоже доложил, что его атака не удалась. Полдюжины лодок, ожидавших суда противника далеко впереди, оказались обманутыми, когда конвой резко сменил курс. Фон Бюлов на U404 настойчиво продолжал преследование. На следующий день он вновь установил контакт и атаковал, выпустив три торпеды в эсминец — старый 1100-тонный английский «Ветеран». Две торпеды попали в цель; третья угодила в грузовое судно. Эсминец развалился на две части и затонул с большими потерями. Попадание в грузовое судно не было подтверждено. Вскоре после этого фон Бюлов вернулся во Францию. Он утверждал, что потопил три грузовых судна и танкер общей вместимостью 23 000 тонн, а также эсминец «Ветеран» и, возможно, попал в два другие грузовые судна. Послевоенные данные подтверждают только потопление «Ветерана», но не более того. Кроме того, они говорят опопаданиях в два танкера, шедших в балласте (всего 16 700 тонн). Учитывая эти и последующие победы, фон Бюлов был награжден «Рыцарским крестом». Он был единственным командиром подводной лодки, действовавшей в Северной Атлантике, получившим эту высокую награду осенью 1942 года.

Дениц счел, что атака на RB-1 была весьма успешной: ко дну пошли три «больших океанских лайнера» тоннажем почти на 50 000 тонн, а также эсминец «Ветеран». Когда неподалеку от места столкновения появились самолеты из Исландии, он сделал ошибочное заключение, что те явились для помощи в спасении сотен солдат, бывших на бортах лайнеров, и отменил дальнейшие действия. Хроникер ОКМ, а вместе с ним и Берлинское радио выражали бурный восторг по поводу уничтожения «трех больших океанских лайнеров», что было «жестоким ударом по врагу». Реально же подводные лодки потопили три древних озерных судна и старый эсминец общим тоннажем на 12 600 тонн.

Отредактировано Варяг (16-02-2013 19:54:18)

0

5

Кто на немецкой лодке не нес вахты и почему?

Вахты на лодке, как совершенно правильно отметили, не нес кок.  Кок, или как его именовали "Смути", согласно боевому расписанию, в случае тревоги, мог оказывать помощь или артиллеристам или торпедистам, но в обычное время его обязанностью было приготовление пищи для экипажа.

Прозвища лодок.

U123 - "Айнц  Цвай Драй" (Eins Zwei Drei). Комментировать не буду и так поймете.
U170 - "Пунктуальная лодка" (“Paragraphenboot”). За пунктуальность командира, держащего свой экипаж все время по уставу.
U203 - "Цирк Коттмана" ("Zirkus Kottmann") Кто такой Коттман.
U569 - "Старый заяц" ("Der alte Hase") Лодка была одним из ветеранов 3-й подводной флотилии, за что и получила такое почетное прозвище.

Прозвища отдельных механизмов, устройств,  помещений и самих подводников на подводных лодок.

Торпеда - "Угорь" (Aal)
Перископ - "спаржа" (Spargel). Отсюда и выражение "висеть на спарже", т.е. находиться на перископной глубине.
Дополнительная площадка за рубкой для зенитных автоматов - "Зимний сад" (Wintergarten)
Жилой отсек унтер-офицеров - "Потсдамская площадь".
Дизеля - "Кастор и Поллукс" ("Castor and Pollux") Всем кто помнит мифы Древней Греции будет ясно почему так.
Гальюн на лодках IX типа - "Труба №7" ("Rohre 7"). Имеется ввиду торпедный аппарат за номером 7 (на лодке их было только шесть)
Торпедист - "Миксер" (Mixer)
Моторист - "Электромиксер" (E-Mixer)
Кок - "Смути" (Smutje или Smut)
Фенрих, который в походе в первый раз - "Конфирмант" (Konfirmant)
Молодой матрос, салага - "Моисей"

0

6

Шнорхель впервые изобрели даже не русские, а амеры в 1897г,  ну а инженер Вальтер развил это дело...

"Как известно, летом 1943 г. воздуш­ная угроза со стороны авиации союзни­ков привела к временной приостановке действий германских подводных лодок в Атлантике. Но немецкий ответ не за­медлил последовать. В феврале 1944 г. в строй Кригсмарине после ремонта вступила U-264 — первая «семерка», оснащенная устройством для работы ди­зелей под водой («шнорхелем»).
«Шнорхель» не являлся абсолютно новым изобретением. Еще в 1897 г. аме­риканцы оснастили свою подводную лодку «Аргонавт-1» мачтами для забора воздуха, обеспечивающего работу дизелей. Проводились подобные экспери­менты перед Первой мировой войной и в России. В 1925 г. прообраз «шнорхеля» установили на одной из итальянских лодок, но и там он не прижился. В конце 20-х гг. это устройство опробова­ли на голландских субмаринах, но лишь для улучшения вентиляции при надводном ходе в тропиках. В 1938 г. уже вполне работоспособное устройство РДП было смонтировано на подводных лодках 0-9 и 0-20, а несколько позднее — на 0-21 — 0-27. В 1940 г. три такие субмарины были захвачены немцами при оккупации Нидерландов, но особого интереса поначалу не вызвали. Лишь в 1943 г. один из немецких инженеров — Профессор Вальтер — вспомнил об этой новинке. Первой лодкой, оборудованной «шноркелем» в Германии, была U-58 типа IIC. Испытания, проведенные летом 1943 г., дали великолепные результаты. Непосредственно устройство представ­ляло собой следующее: два трубопрово­да, выведенные из дизельного отсека, присоединялись в носовой части ограж­дения рубки к специальной складываю­щейся мачте, на конце которой находил­ся клапан для забора свежего воздуха и выпуска отработанных газов. Конструк­ция клапана предполагала его автомати­ческое закрывание в случае попадания воды. Автоматическая же остановка ди­зеля в такой ситуации не предусматри­валась, в результате чего дизель начи­нал забирать воздух из внутренних отсе­ков, что уже спустя несколько мгновений могло создать большое разрежение в замкнутой воздушной среде. Несмотря на многие эксплуатационные сложнос­ти, «шнорхель» был реальным устрой­ством, благодаря которому за три часа движения в подводном положении со скоростью 3—4 узла «семерка» могла полностью зарядить аккумуляторную ба­тарею. Спустя каждые 20 минут движе­ния под «шнорхелем» дизель выключал­ся для проведения гидроакустического поиска."

0

7

Yorik(kurland) написал(а):

а что там за мини на палубе лежат?Кто нибудь в курсе?

SSS
http://s2.uploads.ru/t/AQWYw.jpg

Biber Mini Submarine

http://i109.photobucket.com/albums/n44/11A_02/Als%20Boat%20%20Place/Biber%20Miget%20Submarine/PA200018.jpg

0

8

0

9

Бой летательного аппарата и немецкой субмарины — единственное в годы Второй мировой войны боевое столкновение дирижабля с подводной лодкой.

"Летом 1943 года у южной оконечности Флориды произошел необычный бой летательного аппарата и немецкой субмарины — единственное в годы Второй мировой войны боевое столкновение дирижабля с подводной лодкой.
   Для патрулирования прибрежных районов океана американцы привлекали летательные аппараты легче воздуха. Один из них, дирижабль «К-74», командир корабля лейтенант резерва флота Нельсон Гриллс, в полночь 18 июля обнаружил вражескую подлодку, которая подкрадывалась к проходившим невдалеке транспорту и танкеру.
   По инструкции Гриллс был обязан лишь навести на «у-бот» противолодочные корабли или самолеты. Однако помощь могла не успеть до того момента, как лодка атакует беззащитные суда. А на борту дирижабля имелись бомбы. И, видя, что немцы не замечают его аппарат, Гриллс в нарушение инструкции решил атаковать. Германской субмариной оказалась U-134 капитан-лейтенанта Ханса-Гюнтера Брозина. В момент атаки Брозин находился на мостике. Внезапно лодку накрыла тень, немцы задрали головы и увидели нависшую над ними гигантскую китообразную тушу дирижабля. Изумленные, они тут же полоснули по ней из 20-мм автомата. Гриллс открыл ответный огонь из бортовых пулеметов и приказал сбросить на лодку бомбы. Однако на «К-74» не сработали бомбосбрасыватели, и бомбы зависли на держателях. Упрямый Гриллс сделал второй заход, предварительно «причесав» палубу и рубку субмарины из пулеметов. Но бомбы так и не удалось сбросить. Когда же медлительный гигант прошел над U-134, подводники вновь обстреляли дирижабль, подбив на сей раз его правый двигатель. Через несколько минут воздушный корабль рухнул в океан недалеко от лодки.
   Никто из американских воздухоплавателей не пострадал. Но, опасаясь взрыва своих глубинных бомб, американцы быстро надели спасательные пояса и поспешили отплыть подальше от дирижабля. Воздушный корабль тем не менее не тонул, и Гриллс с экипажем вернулся обратно, чтобы уничтожить секретные документы и не допустить их захвата немцами.
   На рассвете U-134 подошла к плавающему на поверхности «К-74». Немцы сфотографировали его, а затем спустили надувную шлюпку и обследовали то, что осталось от летательного аппарата. Удивительно, но противники друг друга так и не увидели. Вскоре подлодка ушла, а американцы остались одни посреди океана.
   Впрочем, на базе хватились и выслали на поиск пропавшего дирижабля гидросамолет. Он обнаружил обломки «К-74» и людей, плавающих рядом. Но сесть не смог, мешало сильное волнение. Командир гидросамолета вызвал на помощь эсминец и продолжал кружить над местом катастрофы. В 8.45 дирижабль, наконец, затонул. Гриллс, очевидно, хороший пловец, решил доплыть до рифа, находившегося в 40 милях. На месте падения воздушного корабля остались восемь человек, один из членов экипажа, механик, утонул. Вскоре подошел эсминец и подобрал уцелевших. Гриллса позже спас катер — охотник за подводными лодками.
   На следующий день патрульный самолет обнаружил U-134 и нанес ей повреждения. Лодка ускользнула от преследователей. Но рассказать о курьезном сражении с дирижаблем немецким подводникам не довелось — 23 августа 1943 года у берегов Испании U-134 был отправлен на дно со всем экипажем английским противолодочным самолетом «Веллингтон»."

0

10

Не понимаю, куда это писать. Тема для болталки. Тем более в моём вольном и недостаточно точном в плане терминологии изложении.. А мысли для кого-то могут показаться довольно любопытными. В общем, Санька штурман разберётся куда это деть))

Мысли Носули о дифферентовке

Итак.
Озарение команды NYGM-TW, что только в движении лодка не тонет и лишь гидропланы(горизонтальные рули если проще) не дают ей пойти на дно, конечно же, неверно.
Существовало немало конструкций ПЛ вообще без гидропланов или частично без них(например без передних), что не мешало этим лодкам чувствовать себя уверенно в воде. К тому же площадь гидропланов настолько мала, что лишь с набором приличной скорости они могут оказать на плавучесть серьёзное влияние.
При постройке мода RUD я взяла за основу подсмотренное на сабсиме чьё-то примерное вычисление давления гидропланов в 7% веса ПЛ на максимальной скорости. При скорости 1 узел это давление равно 0,4% от веса ПЛ. Оспаривать эти цифры или не принимать их мне сложно - я вообще не понимаю, как это считается :dontknow:
Кто дружен с физикой, математикой и гидродинамикой, тот мог бы провести свой расчёт - я с удовольствием подправила бы RUD по этим данным и, я уверена, все этому человеку были бы очень благодарны.
Но мы ушли в сторону))
Конечно, самое главное, что влияет на плавучесть это не рули а приведение лодки к нулевой плавучести т.е. дифферентовка.

Удифферентовки может быть две - в статике и в движении.
С первой всё понятно - удифферентовали лодку на глубине, скажем, 20 метров и дело в шляпе! Пока не изменится её масса или температура и солёность забортной воды лодка будет "висеть" на заданной глубине сколь угодно долго.
Перед атакой немецкие лодки(а скорее все ПЛ тех лет) так удифферентовывать не имело смысла.
Причин на это несколько:
1. БД велись, в основном, в Атлантике и Северных морях с очень неспокойной водной поверхностью, что заставляло подвсплывать на чуть меньшую глубину для наблюдения за целью. На такой глубине при выходе хотя бы пары торпед из аппаратов неизбежен подъём из воды носа лодки, а поскольку заполнение торпедозаместительных систерн довольно шумное и не быстрое занятие, риск быть обнаруженным велик.
2. При даче хода ситуация гораздо усложняется. Это на современные действительно подводные лодки с обтекаемыми китообразными корпусами при даче хода на носовую часть этого корпуса и сверху и снизу действуют примерно одинаковые силы.
А в те годы лодки были ныряющими. БОльшую часть жизни они проводили на поверхности и их обводы были спроектированы для достижения максимальной мореходности в надводном положении. И при начале движения такой лодки под водой вся нижняя передняя часть корпуса срабатывала как огромный гидроплан, поднимая нос на поверхность. Если прибавить к этому то, что винты значительно ниже центра лодки и близки к линии киля, днище гладкое, а на палубе создающие огромное сопротивление рубка, орудия, шпигаты, щели, перила - вращающий момент был просто колоссальным, выталкивая нос лодки на поверхность. И уж стрелять в таких условиях, облегчая нос ещё на пару тонн было просто безумием.

Как теперь с этим борются мы знаем: большое водоизмещение, при котором выход даже пяти торпед есть ничтожная потеря веса, гладкие обводы сверху/снизу, винты(винт) по центру - и вот удифферентованная без движения лодка при даче хода не меняет глубину.  Правда такая схема очень ухудшает надводную мореходность – современные субмарины и на одном реакторе подводно развивают такую скорость, какую не могут набрать надводно на обоих))
Но кому нужна теперь эта надводность??

В те годы на тех ныряющих лодках приходилось действовать иначе - зная, что козырь лодки движение, и после залпа неизбежно придётся менять позицию для ухода или выхода на новую цель, ещё до залпа в носовые принимали несколько лишних тонн воды,  т.е. вывешивали  ПЛ с приличным дифферентом на нос, носовые же рули перекладывали на всплытие и балансируя ими давали самый малый ход. Теперь при залпе парой торпед достаточно быстро выровнять рули и лодка никуда не выныривала.
Только и непосредственно перед началом маневренного подводного боя немецкие командиры приводили лодку к отрицательной плавучести с дифферентом на нос.
И именно при этом "рецепте" создаётся видимость, что лишь гидропланы не дают лодке утонуть и с остановом винтов лодка немедленно начнёт идти на дно.

+3

11

http://ic.pics.livejournal.com/olt_z_s/16238543/328039/328039_original.jpg радио с U-93

0

12

я тут чел новый, и мож не совсем еще разобрался что и куда, но не найдя раздела "художественной литературы" по теме, вставлю сюда. модераторы, откорректируйте если посчитаете нужным.
итак, ссылка на многим известные мемуары Эдуарда Овечкина "Акулы из стали"
если кто не читал, то это автобиографичные рассказы подводника служившего на ТК-20 «Северста́ль», с хорошим юмором, честные, легко читающиеся. рекомендую всем, кроме падающих в обморок от колоритной и местами не совсем цензурной лексики)))

Отредактировано Мимоход (25-01-2016 02:48:18)

0

13

Не знаю правда или нет, но все же ( нашел на просторах интернета):

Смертельный" гальюн или как погибла U-1206.|Свернуть

Осенью 1944 года Карл Адольф Шлитт получил приказ принять под свое командование подводную лодку U-1206, сформировать экипаж и перейти в Норвегию, в Берген, где дислоцировалась 11-я флотилия. Весной 1945 г. процесс обучения закончился, и U-1206 со своим капитаном собралась на войну в Северное море. Обрадованный капитан-лейтенант повел корабль к берегам Шотландии, мечтая, как средневековый рыцарь сложить головы своих врагов к ногам дамы сердца.

13 апреля U-1206 занимала позицию на подходах к порту Питерхед в Шотландии, встречая конвой, который по всем расчетам должен был скоро появиться. К вечеру неожиданно забарахлил дизель, командиру пришлось уйти на 60 метровую глубину и дать возможность ремонтной команде спокойно делать свое дело. Незанятые в работе подводники смогли немного передохнуть.

Тут необходимо вспомнить о таком насущном моменте на подводной лодке как «гальюн». Существовавшая до этого конструкция, допускала использование гальюна на глубинах не больше перископной, то есть у поверхности. Зато усовершенствованная модель на U-1206 позволяла делать все, что нужно на всех глубинах, доступных подводному кораблю. Правда, механизм простотой не отличался. Под унитазом помещался большой сборник, куда смывалось все лишнее с помощью вращения штурвальчиков. Сборник находился под небольшим давлением, чтобы “ароматные" газы не прорывались при пользовании внутрь лодки, где и так дышать было трудно. После переполнения сборника туда подавался сжатый воздух, выкачивающий все его содержимое за борт на любой глубине, по специальному трубопроводу, закрытому особым клапаном. Помимо всего прочего эта система не допускала всплытие отходов на поверхность, а раньше подобные случаи бывали, что нарушало скрытность пребывания субмарины на позиции. Правда образец отличался повышенной сложностью функционирования, и один из механиков лодки даже закончил специальные “туалетные курсы".

Пользуясь свободной минутой, Карл Адольф Шлитт решил посетить маленькую кабинку, дабы лично опробовать достижения прогресса. За долгое время пребывания в укромном уголке капитан-лейтенант, наверное, думал о том, что еще не прославил U-1206 боевыми подвигами. Когда процесс успешно завершился, Карл Адольф не глядя, крутанул штурвальчики, но ожидаемого журчания воды не послышалось. Командир не теряется в любой ситуации: так и Шлитт – глянул на официальную германскую инструкцию по пользованию гальюном, висевшую на двери и храбро повернул еще один штурвальчик – гальюн сохранял каменное спокойствие и не издавал ни единого звука.

В конце – концов, осознав, что его подводный опыт в данном вопросе не слишком велик, Шлитт вызвал к себе дипломированного туалетного специалиста. Тот был занят ремонтом дизеля, и на подмогу капитану прислал матроса-моториста. Тот, горя желанием помочь родному командиру и показать себя с лучшей стороны, не читая никаких инструкций, начал крутить штурвал откачки сборника за борт. В азарте оба не заметили, что клапан унитаза не был захлопнут. Эффект превзошел все ожидания. Жидкое и твердое содержимое сборника, подталкиваемое сжатым воздухом и забортной водой, со свистом вылетело вверх и желтым "душистым" фонтаном обрушилось на обоих обалдевших подводников, в довершении всего из унитаза начал бить столб забортной воды под давлением несколько атмосфер, толщиной с человеческую ногу.

Услышав шум воды, врывающейся внутрь корабля, инженер-механик бросился к гальюну, но столб воды бил с такой силой, что подойти к механизмам закрывания клапанов было невозможно.

Первый вахтенный офицер, находясь в центральном посту, почувствовал, что лодка сильно тяжелеет, не стал дожидаться командира, который что-то слишком долго "размышлял о вечном" в гальюне, и скомандовал всплытие на перископную глубину. Давление в трубе упало, опомнившийся моторист подскочил к штурвалам и замкнул все клапаны. Казалось все позади, но положение оказалось гораздо серьезнее – вода, попавшая внутрь прочного корпуса, успела достигнуть отсека, где находилась аккумуляторная батарея. Соленая вода попала на пластины аккумуляторов и произошла неизбежная реакция. Через несколько минут клубы тяжелого, едкого белого газа поплыли по лодке – хлор прибывал очень интенсивно. В эти минуты внутренность лодки очень напоминала подводную душегубку.

Сориентировавшийся, наконец, Шлитт приказал всплывать совсем. Лодка пробкой вылетела на поверхность, и командир, чье состояние в те минуты представить трудно, добрел до рубочного люка и с трудом его распахнул, жадно вдохнув соленый бриз. Вентиляторы резво начали выталкивать за борт клубы газа, впуская внутрь живительный морской воздух.

Именно в этот момент неподалеку пролетали два английских самолета из охраны конвоя, который и поджидала субмарина Шлитта. Летчики, наверное, сильно удивились, увидев всплывшую лодку, из которой валил белый дым, и сразу пошли в атаку. Пока плохо соображающие моряки бежали к палубному орудию, английские бомбы уже сыпались вниз. Прямого попадания удалось избежать, но очень близкие взрывы нанесли лодке такие повреждения, что снова уйти под воду она уже не могла. Первое же столкновение с противником оказалось для корабля последним, Шлитт вынужден был подать последнюю команду "Покинуть корабль". Вскоре подошедший миноносец поднял из воды немцев... В результате героического похода в туалет капитан-лейтенанта Шлитта субмарина погибла. В историю же она вошла под прозвищем – «Потопленная унитазом».

Больше всего убил меня коментарий: - Просрали лодку!

0

14

MAX NOSKOV
Ссылка Владимир Нагирняк в своем ЖЖ разобрал данную историю.

0

15

А звучало убедительно, спасибо тов. Боцман.

0

16

U-26 - единственная немецкая подлодка, которая прошла пролив Гибралтар и вернулась назад на базу в Германию.

22 октября 1939 года, подлодка U-26, тип I-A, вышла из порта Вильгельмсхафен с задачей пройти пролив Гибралтар и выставить мины у входа в порт Гибралтар.
7 ноября, подлодка находилась в дрейфе, у входа в пролив.
8 ноября, благополучно прошла пролив и взяла курс в заданный район для постановки мин.
9 ноября - субмарина лежала в дрейфе не дойдя до заданной точки. Мины не были поставлены из-за большого количества патрульных судов и ясной, тихой погоды.
10-12 ноября - лодка продвинулась на восток, в Альборанское море.
13 ноября - обнаружено и атаковано двумя торпедами французское судно "Луара", следующее из Орана в Дюнкерк. После попадания торпед, судно водоизмещением 4285 тонн затонуло через 30 секунд в точке 36.16 N и 02.13 W, весь экипаж погиб.
18 ноября - подлодка прошла пролив Гибралтар и взяла курс на базу.
5 декабря - пришвартовалась в порту Вильгельмсхафен.

http://s6.uploads.ru/t/EslK6.jpg http://s6.uploads.ru/t/oUQlL.jpg
                                                                                                                      Судно "Луара"

Отредактировано ltshuy (31-01-2016 20:00:24)

+1

17

Два эпизода из жизни А.И. Маринеско

Эпизод 1-й. Привычка|Свернуть

Все знали привычку Маринеско не покидать на походе центральный пост, дремать на корточках, привалившись к борту.
Возвращение домой всегда опаснее, чем начало похода. Люди смертельно устали, все чувства притупились. Ночью в феврале 45-го "дремавший" Маринеско внезапно крикнул:
"Право на борт!"
Закрыв глаза и прижавшись ухом к мокрой стали борта, он слушал море. Услышал торпедный залп, пение торпед и среагировал раньше, чем успел доложить акустик.

Чутьё Маринеско и эти секунды спасли всем жизнь. Лодка успела отвернуть. Торпеды, с воем винтов, пронеслись рядом. И закрутился, в глубине ночного моря, поединок с немецкой лодкой.
Маринеско возвращался пустой, без единой торпеды. Немецкая лодка гоняла его так и сяк. Четыре раза била по нему торпедами. Четыре раза Маринеско успевал уклониться. Такое командирское умение дорогого стоит. Затем — то ли он оторвался от немца, то ли немец, израсходовав торпеды, ушел...

Эпизод 2-й. "Кадиллак"|Свернуть

За победы на фронте платили деньгами. Маринеско за "Густлова" и "Штойбена" получил кучу денег, в иностранной валюте. В заграничной Финляндии наши военные моряки вдруг начали получать жалованье и премии в финских марках. У матросов эти марки выманивали обратно очень просто. Подгоняли к плавбазе баржу военторга с водкой и торговали за валюту в любом количестве. Мертвое пьянство в такой день нарушением не считалось. Многие офицеры ударились в коммерцию. Магазины в Ленинграде весной 45-го почемуто были завалены кофе в зернах. Его никто не брал. В Финляндии о кофе только вздыхали. За горсточку кофе в Финляндии можно было купить шикарные женские шелковые трусики. В Ленинграде за такие трусики давали чемодан кофе.
Началась бешеная торговля. В поездах меж Ленинградом и Хельсинки пограничные наряды трясли каждый узел и каждый чемодан. А военные посудины ходили туда и сюда по морю без всякого досмотра...
Маринеско и тут поступил необычно. Он купил себе "кадиллак". Дорогой и роскошный, какой только нашли представители шведской фирмы. И опять у начальства скрежет зубовный, злоба, зависть и ненависть. Начальник штаба ездит в лендлизовском "бобике". Командир дивизиона Орёл ходит пешком. А Маринеско в сверкающем "кадиллаке". Водить машину Маринеско не умел, и за шофера у него был матрос с его лодки.
"Кадиллак" вызывающе сверкал на пирсе и портил начальству пищеварение.
И комдив Орёл придумал способ разлучить Маринеско с "кадиллаком". Маринеско получил приказ на переход в Таллин, причем пересечь Финский залив ему велели ночью, в подводном положении.
Перегнать "кадиллак" по суше из Турку в Таллин не виделось никакой возможности. На то имелись заставы молодцев в зеленых фуражках.
Вечером лодку вывели за боны. Лодка погрузилась. Утром Орёл на катере прибывает в Таллин, и первое, что он видит, войдя в гавань: на пирсе стоит "кадиллак".
Весь личный состав лодки допрашивали по-одиночке. Личный состав отвечал однообразно: "Знать ничего не знаем. Шли в подводном положении. "Кадиллак"? Мы пришли, он уже стоял".
Только Грищенко и еще два-три офицера знали, в чем дело. Погрузившись, лодка пошла не в Таллин, а в соседнюю бухту. Там на причале ее ждали "кадиллак" и уже готовый помост из бревен. Помост раскрепили на верхней палубе в носовой части. На руках внесли автомобиль, принайтовали, и форсировали Финский залив в надводном положении.

0

18

Реальные события о захвате "Энигмы" и секретных документов, искаженные в фильме "U571".

Развернуть|Свернуть

Тем временем далеко в Атлантическом океане тактика «волчьих стай» немецких подлодок создавала значительные трудности в отслеживании их передвижений и точного определения их местонахождения. Тем не менее в 1941 году произошло событие, в котором британские подлодки хотя и не участвовали напрямую, но которому суждено было оказать глубинное влияние на будущие события и — в конечном итоге — на исход войны.

По этой причине — хотя сказанное и будет некоторым отклонением от главной линии настоящей главы — истории, которая сейчас развернется, уделяется здесь столько внимания. Детали ее разбирались спустя много лет после войны, и через некоторое время последовало вмешательство соединения флота Соединенных Штатов, которое проводило подобную операцию (значительно позже во время войны). Это вмешательство имело результатом появление вымышленной истории, изложенной в голливудском фильме «U571», вышедшем в апреле 2000 года и вызвавшем похвалы и восхищение американцев. Таким образом, появились неточности и искажение фактов. Дэвид Бэлм, в то время молодой британский офицер, бывший в центре этой истории, так встревожился по поводу некоторых относящихся к нему действий, которые были поданы совершенно неверно, что предоставил запись-интервью с изложением событий архиву звукозаписей Императорского военного музея. Его вклад — подробные воспоминания, которые, благодаря множеству подтверждающих их очевидцев, не могут быть изменены.
Бэлм начинает рассказ с самого начала своей карьеры, поступления в Дартмут в 1933 году, когда ему было 13 лет. В 1938 году он патрулировал воды у берегов Палестины на минном тральщике; пройдя курсы младших лейтенантов, он поступил на крейсер« Бервик» в Биркенхеде, где корабль только что прошел ремонт, и отправился прямо на действительную службу в Средиземноморье. Начиналась греческая кампания, и «Бервик» участвовал в главной флотской операции, перевозя тысячи британских солдат к передовым линиям. К Рождеству 1940 года «Бервик» в составе крупного соединения был отправлен сопровождать значительный конвой транспортов, идущих из Австралии. Они знали, что в море находятся тяжелые немецкие корабли, и, как и следовало ожидать, развернулось морское сражение. «Бервик» был сильно поврежден и десятеро членов команды убиты в сражении с немецким крейсером «Хиппер», в то время как конвой прошел беспрепятственно. «Бервик» притащился назад в Портсмут, и ему пришлось несколько месяцев простоять на верфи на ремонте. Затем Дэвид Бэлм начал служить на эсминце «Бульдог», в феврале 1941 года — в год своего двадцать первого дня рождения. Предоставим закончить рассказ ему самому:
  «Это был самый счастливый корабль и лучшие дни за все время моей службы во флоте, — маленький корабль с великолепным командиром. Офицеров было всего четверо, строевые офицеры, механик и врач. У нас была маленькая команда, и мы все всегда были очень заняты, у нас было много обязанностей. Мы были ведущим кораблей 3-й эскортной группы, сопровождавшей идущие из Соединенного королевства конвои. Конвой состоял из 40 торговых кораблей, некоторые шли из Ливерпуля, некоторые — из Клайда, где мы стояли, а некоторые шли до восточного побережья и там присоединялись к нам. Мы вышли и постепенно, по мере того как проходили северо-западную оконечность Шотландии и выходили в Атлантический океан, собирали конвой из 40 кораблей. Наша группа сопровождения состояла из трех эсминцев и трех или четырех корветов, пары вооруженных тральщиков и спасательного катера с несколькими врачами и операционной; еще у нас были сети, чтобы люди, корабль которых затонул, забирались по ним на борт.
Ни одно судно сопровождения не могло позволить себе останавливаться, чтобы подбирать оставшихся в живых, если корабль торпедировали, — поэтому сзади шли спасательные катера. Мы обычно вели этот конвой до позиции на юге Исландии, а из Исландии выходила другая группа сопровождения, которая вела конвой другие несколько дней. Вторая эскортная группа затем забирала второй конвой, который шел из Америки к Британским островам, и оставалась с ним около четырех дней.
От базы в Исландии была невероятная польза: мы могли сопровождать конвои далеко на север Атлантического океана, по возможности далеко от баз немецких подлодок. Но даже при всем этом во время каждого похода несколько кораблей погибало. На тебя нападали, и ты шел в контратаку, или в контратаку отправлялись другие корабли. Британия оказалась припертой к стене из-за того, что поставки шли через океан. Мы тогда не знали, насколько это действительно плохо, но что мы знали, так это то, что мы постоянно теряем корабли; мы знали, что на этих кораблях были дорогостоящие и ценные грузы — все от нефти до самолетов. Мы все видели самолеты на палубах. Думаю, что, если у вас было сорок кораблей и вы теряли два-три в двух сражениях, никто не осознавал, насколько были важны эти дополнительные машины. Но было не до того, чтобы слишком много думать об этом. Лишь потом мы поняли, каким отчаянным было положение и что, возможно, вместе с тем или иным кораблем утонул месячный запас бекона».

Здесь мы подходим к описанию Дэвидом Бэлмом памятного дня в истории Второй Мировой войны, 9 мая 1941 года:
  «В тот день у меня была утренняя вахта, с четырех до восьми часов, с конвоем из приблизительно 40 кораблей. Я принял душ, позавтракал и поднялся на мостик, наверное, около одиннадцати. В это время дня мы обычно собирались на мостике. Солнечный день, синее небо, как всегда, небольшие волны Атлантики, но не особенно сильные. Должно быть, это случилось сразу после полудня. Были внезапно торпедированы два корабля: два мощнейших взрыва подняли столбы воды возле них.
Будучи руководителями эскорта, мы были в центре, во главе конвоя. Курс конвоя немедленно отклонили на 45 градусов в сторону, а “Бульдог” и еще два корвета пошли к тому месту, где, по нашим предположениям, были немецкие лодки. Командир приказал остальным кораблям сопровождения оставаться с конвоем, на случай, если там есть другие немцы, и дал конвою указание двигаться дальше. В это время один из корветов, “Обретиа”, немедленно обнаружил немцев и сбросил глубинные бомбы. Мы только еще подходили к месту действия, когда он во второй раз сбросил глубинные бомбы, так что немцев вытолкнуло на поверхность.
Это мечта всех судов сопровождения: увидеть, как немецкая подлодка идет на поверхность и точно знать, что она попалась. Когда лодка всплыла, “Бульдог” открыл огонь из всех орудий, которые у нас были. В лодке должен был быть отчаянный шум, пока снаряды и пулеметный огонь горохом сыпались на ее обшивку. Вероятнее всего, там была совершенная паника Они повалили из лодки просто толпой. Некоторые пытались воспользоваться оружием, но мы все были так близко, что открыли пулеметный огонь, и они или были убиты, или попрыгали за борт. Двадцать или тридцать, полагаю, только барахтались в воде. Но лодка не затонула. Обычно ожидалось, что команда, покидая лодку, устанавливает взрывное устройство, и лодка тонет — навсегда, — но эта не затонула. Она осталась на поверхности, и команда не сделала попытки затопить ее. Наш командир сразу же это понял и сказал: “Хорошо, мы возьмем ее на абордаж”. Мы к тому времени были, наверное, всего в 300 ярдах от нее. Раздались звуки трубы, призывающей членов абордажной команды в лодку, гребную шлюпку на фишбалках. Капитан повернулся ко мне и сказал: “Младший лейтенант, вы будете командовать шлюпкой”. Когда я пришел на палубу, помощник старшего артиллериста раздавал револьверы, снаряжение и спасательные жилеты.
Моя команда из семи или восьми человек садится в лодку — поразительную лодку вроде вельбота, с заостренными носом и кормой и пятью гребцами, тремя с одной стороны и двумя с другой, — и мы опускаемся, пока лодка не оказывается в воде. В Атлантическом океане большие волны, тебя бросает взад-вперед, и когда мы опустились на 6 футов, я кричу: “Отдать шплинты”, и матросы на носу и на корме вытаскивают шплинты из талей, которые держат лодку на весу. Теперь шлюпку ничего не держит в воздухе, кроме стапеля, похожего на согнутый палец, матрос становился рядом со стапелем, и по мере того как “Бульдог” опускается, шлюпка оказывается на гребне волны. Это может быть очень неприятным, так как она может перехлестнуть и залить тебя. На этот раз нас спустили прекрасно, и мы начали грести.
Тем временем «Обретиа» подбирал из воды оставшихся в живых, что было сделано с величайшей эффективностью. Их подобрали почти сразу, и коммандер Бейкер-Кроссуэлл, наш командир, закричал “Обретии” через “тэнной”: “Спустите их вниз, быстро”. Их спровадили, так чтобы они не видели, что делается на поверхности. Если бы кто-нибудь из немцев увидел, как мы поднимаемся на борт их лодки, он мог бы как-нибудь сообщить об этом в Германию.
Мы подвели вельбот к борту подлодки, она называлась U110, баковый гребец выпрыгнул и закрепил шлюпку. Мне пришлось перелезть через гребцов, прежде чем спрыгнуть на немецкую лодку. Она была ужасно круглая и скользкая. Я вытащил револьвер, прошел по обшивке и по закрепленной лестнице забрался в рубку. С радостью говорю, что там никого не было, но круглый люк диаметром в 2 фута, к моему удивлению, был закрыт. Это заставило меня задуматься: не осталось ли кого-нибудь на корабле. Когда я спустился в лодку, я поводил револьвером, чтобы сразу выстрелить, если бы там кто-нибудь затаился и вдруг появился бы. Я спустился прямо в центральный пост, и это был самый опасный момент. Я был легкой мишенью, так как обе руки у меня были заняты.
К счастью, все еще не было признаков того, что кто-либо тут есть, и я прошел прямо из конца в конец через всю лодку, через незакрытые водонепроницаемые двери, чтобы убедиться, что на ней никого нет. Установив, что команда оставила корабль, я крикнул своему сигнальщику Поллоку, стоявшему на мостике с сигнальными флажками. Я сказал ему: “Передайте на «Бульдог»: «Все чисто», а остальным членам команды велел спускаться вниз. Они все спустились, оставив наверху сигнальщика, чтобы поддерживать связь с “Бульдогом”. Я приказал очистить субмарину от всего — документов, оборудования — всего, что мы могли без труда забрать в тот день. Я составил цепочку: два человека на палубе, два человека в рубке и так далее, вниз по трапам, и мы приготовились передавать наверх все, что попадется нам в руки.
Мы начали конечно, с книг, сняли все книги со всех полок, все пособия по навигации, пособия по кораблевождению, книги шифров... все. Затем, еще до того как мы погрузили хоть что-нибудь из добытого, мы столкнулись с серьезным затруднением. Наш вельбот попал в сильное волнение и разбился о борт подлодки. Мы просигналили “Бульдогу”, и командир распорядился, чтобы другой из наших эсминцев, “Бродвей», выслал шлюпку. “Бродвей” был бывшим американским эсминцем, старого типа, с четырьмя трубами. К счастью, на нем были моторные лодки, а не гребные шлюпки, такие лодки очень удобны на небольших расстояниях.
Весь день мы переправляли материалы, и командир очень волновался, чтобы ничего не было повреждено. Книги с шифрами, например, водопроницаемы, и все написанное растекается, когда на них попадает вода. Кикам-то чудом все упало, совершенно не отсырев. Со мной был и радист. Его делом было отправиться прямо в радиорубку и прочитать все настройки, чтобы мы могли установить, какие частоты использовали немцы. Поскольку на подводных лодках ужасная теснота и все расположено очень близко, радиорубка находилась всего в 8 футах от того места, где я стоял в центральном посту, и он позвал меня: “Посмотрите, сэр” — и указал на то, что по виду казалось старой пишущей машинкой. Мы оба сказали, что предмет выглядит интересно и что будет лучше, если мы отправим его наверх.
И это оказалась... знаменитая “Энигма”, привинченная к палубе четырьмя винтами. Мой радист, очень сообразительный парень, в мгновение ока отвинтил ее и передал назад, вверх по трапу, через рубку, по палубе в катер и на “Бульдог” Постепенно в течение дня мы забрали множество других элементов оборудования, небольшие радиоустановки и все, что мы смогли снять с места; также отвинчивали и отправляли наверх все элементы всех казавшихся интересными механизмов. Затем я открыл стол с картами и выдвинул ящики. Там были все эти карты с жирными черными линиями, идущими из всех французских портов, которые ясно обозначали пути немцев. Это были новейшие карты, и в первый раз случалось так, что кто-то захватывал карты всех немецких минных полей. Они использовались бы, без сомнения, по меньшей мере в следующем году. Далее, я обнаружил карту, впоследствии известную как карту-сетку, которую союзники до этого не видели. Эта карта делила Атлантический океан на квадраты, с подводными лодками, направленными патрулировать определенные зоны.
Тщательные поиски заняли долгое время, и отсоединение найденного иногда было очень тонкой операцией. Многие из обнаруженных книг были просто незаменимыми, уникальными; некоторые содержали совершенно секретные нацистские коды и шифры — например, “Офицерская шифровальная книга”, которую опять же мы никогда до этого не видели. Мы исследовали подлодку шесть часов, тогда как обычно абордажные команды пробегали лодку и выбирались наружу через двадцать минут. Командир весьма любезно послал нам сэндвичей и чаю. Все были взбудоражены и увлечены работой. Было чувство сильнейшего, огромного волнения — да, да.
Когда все было закончено, командир решил пойти немного дальше. Он решил, что мы попробуем взять немецкую лодку на буксир, и ее начали окручивать тросами. Я со своей командой остался на борту. Наконец лодку взяли на буксир, но вскоре лопнул трос, так что нам пришлось заново его заводить Мы начали двигаться вполне удовлетворительно, когда вдруг поднялась тревога. Был замечен перископ немецкой подлодки, и “Бульдог” пошел в атаку. Он удалился на большое расстояние и в конце концов потерялся из виду. Это был для нас отчаянный момент — мы болтались посреди Атлантического океана в немецкой подлодке без электричества и сильно протекавшей. И мы были очень, очень рады, когда опять увидели “Бульдог” невредимым. Нам удалось снова зацепить трос».
  Вскоре после этого командир приказал абордажной команде вернуться на «Бульдог», а немецкая подлодка оставалась на буксире. Трудно было двигаться вперед в бурном море, и на следующий день перед полуднем Бейкер-Кроссуэлл приказал отдать буксирный трос, и U110, теперь основательно затопленная, затонула почти сразу же. Затем корабль ушел в Исландию, откуда выжившие члены экипажа U110 были переведены на «Бульдог» и доставлении на базу в Скапа-Флоу в качестве военнопленных. Бэлм продолжает:
  «Это была насмешка. Всего лишь за перегородкой от того места, где содержались военнопленные, были все их книги, шифры и карты — всего в 6 ярдах. Они и не предполагали, что спят и едят в нескольких футах от своих секретов. Мы шли назад, в Скапа Флоу, 36 часов, и когда мы ошвартовались, то избавились от пленных немцев. Им всем завязали глаза, чтобы они не увидели, какие корабли стоят на базе. Немцы думали, что им завязали глаза, потому что ведут на расстрел. На базе был эксперт из Блетчли-Парк; он приветствовал нас и изучил все книги, и я помогал ему. Только теперь до нас стал доходить, насколько это все важно. Это был день тревоги, волнения, возбуждения. Эксперт сказал, что все добытое -просто несказанный дар небес, особенно шифры, механизмы и настройки, список настроек и так далее. Он сфотографировал каждую страничку в каждой книге, просто на случай, если они потеряются в самолете или поезде по пути в Лондон и Блетчли.
Потом нас посвятили в секретные сведения. Нам было запрещено говорить что-либо кому-либо. Капитан сказал однозначно: “Никогда ни единого слова ни родственникам, ни кому-то еще о том, что мы сделали”. Через несколько месяцев я увидел в “Интеллидженс дайджест”, который нам давали читать, насколько резко сократилось потопление. Я знал, что это произошло в основном благодаря тому случаю. Это был самый тщательно охраняемый из существовавших секретов. Было, конечно, и несколько медалей, и их тоже вручали в тайне. Я был награжден Крестом “За боевые заслуги”. Король Георг VI лично вручал награды. Он был поразительно хорошо осведомлен и действительно понимал значение сделанного. Король был замечательным человеком; прикрепив мне Крест, он сказал: “Это самое важное событие во всей морской войне. Я хотел бы наградить вас более высокой наградой, но не могу — из-за секретности”».

+1

19

14-04-1945.
"Самая, пожалуй, дурацкая гибель немецкой подводной лодки прославленной серии VIIС - U235 погибла в проливе Каттегат следующим образом: следуя в подводном положении под шноркелем за U1272, обнаружила немецкий же конвой, идущий из Осло в Киль, навстречу, в составе 2х транспортов в охранении ЭМ "Фридрих Инн", ММ Т-17 и канлодки К-1.
Головка шноркеля головной лодки была принята надводными немцами за след торпеды, со всеми вытекающими: объявлением тревоги и началом противолодочного поиска, что, впрочем, было лишним - видимо, желая облегчить опознавание себя силами охранения, U-235 всплыла на поверхность. Но оказалась прямо перед носом Т-17, и уклоняясь от тарана, не нашла ничего лучше, чем снова нырнуть. Естественно, командир Т-17 к-л-т Лирман посчитал лодку вражеской и произвел атаку ГБ, которой оказалось достаточно - после сильного взрыва на поверхность повсплывали тела в серой форме немецких подводников. Весь экипаж погиб. Учитывая тот факт, что лодка, не сделавшая с момента постройки (1942) ни одного боевого похода, однажды уже утонула в гавани Киля после бомбежки американцев в 1943, но была поднята, можно сказать, что это был самый несчастный корабль Кригсмарине."

0

20

Почтовые голуби на службе Королевского флота во времена ПМв

Гельголандская бухта была для командования германского флота ключевой позицией, обеспечивающей возможность вылазок, поэтому немцы перекрыли путь в Балтийское море плотным кольцом подводных лодок, установили мины и устроили прибрежные оборонительные ловушки. А Королевский флот держался несколько в стороне, предпочитая концентрировать силы в районах входов и выходов в Северном море и одновременно посылать небольшие флотилии, в составе которых были подлодки, для патрулирования вод восточнее Британских островов и разведки береговой линии Германии. На разведку посылали подводные лодки классов «С», «D» и «Е», и вскоре был получен первый опыт участия в войне судов со все еще примитивной связью. Лодки выходили из области радиосвязи, и тогда разведданные передавались с почтовыми голубями, которых держали на лодке. Выпущенные голуби проделывали путь в 140-150 миль домой, в родные голубятни, где хозяева птиц принимали донесения подводников.
Как правило, послания особой важности высылались в трех экземплярах — то есть с тремя голубями, однако даже этот способ не всегда обеспечивал успешную доставку. На С-12 лейтенант-коммандер Кебль Уайт был озадачен тем, что голуби отказываются покидать лодку. Лишь потом он обнаружил (согласно его докладу), что «к сожалению, “командир голубятни” Пиджен очень любил птиц... он слишком хорошо их кормил, и в результате они все до одного отказывались покидать столь благоприятные условия».

+1

21

Как Гитлер "сбежал" в Аргентину

0

22

Интересная статья... Нагирняк вообще неплохо пишет про немецкий подплав.

Последний авианосец немецких подлодок

Название малость непонятное, поясню - речь идет об эскортном авианосце союзников "Тэйн", атакованном одной из немецких субмарин

Отредактировано Kaleun_Aleksa (27-06-2016 19:21:55)

0

23

Что скрывает лёд Антарктиды? Невероятная тайна континента!

Развернуть|Свернуть

0

24

Любопытные детали по операции Паукеншлаг.

19 декабря Хардегена вызвали из Лорьяна в штаб под-
водного флота в Корневеле. Там ему выдали опечатанный
пакет, который он должен был открыть после получения
специального радиосигнала. «Еще нам сказали, что мы
должны подготовить подлодку к Длительному плаванию
и взять с собой как можно больше топлива и припасов».
Офицер с U-123 Хорст фон Шротер вспоминал: «За неделю
до нашего отплытия на борту царила суета. Нам необходимо
было взять с собой достаточное количество продуктов,
и мы использовали все свободное место на лодке для их
хранения. Еще были боеприпасы: снаряды, 15 торпед. Также
пришлось найти место для репортера из Министерства
пропаганды». Хардеген принял решение отправиться в по-
ход 23 декабря 1941 года: «Я сказал себе: «Не хочу уходить
в плавание после Рождества и после того, как мои матросы
где-нибудь напьются из-за тоски по родине. Я решил уйти
в море за день до праздников, чтобы мы мирно встретили
Рождество на борту субмарины».

Взято из книги Р.Халхатов ВЕЛИЧАЙШАЯ ПОДВОДНАЯ БИТВА

Это получается девятка пересекла Атлантику с 15 торпедами на борту? Или здесь просто не упоминается про палубные контейнеры?

Отредактировано LUKNER (15-10-2017 18:05:54)

0

25

#p87593,LUKNER написал(а):

Это получается девятка пересекла Атлантику с 15 торпедами на борту? Или здесь просто не упоминается про палубные контейнеры?

Можно посмотреть количество выстрелов и сравнить:
http://www.uboatarchive.net/U-123/KTB123-7.htm
UPD: Пробежал глазами этот журнал, насчитал 14 выстрелов, но Хардеген пишет (после 10 выстрелов), что у него осталось 5 торпед. Видимо я это пропустил (проглядел), либо он не записал в журнал.
Кстати, этот "перец" (Рейнхард Хардеген) всё ещё жив (104 года).

Отредактировано Bear H (15-10-2017 20:05:57)

0

26

О системе СДВ "Голиаф"
https://warspot.ru/9704-dolgaya-zhizn-goliafa

Отредактировано Bear H (07-10-2018 06:17:38)

+2

27

Перевёл статью о системе Kurzsignale. Кому интересно, можете почитать:
http://rgho.st/8B2f28JJq

0

28

#p92715,Bear H написал(а):

Перевёл статью о системе Kurzsignale. Кому интересно, можете почитать:
http://rgho.st/8B2f28JJq


503 Service Unavailable
No server is available to handle this request.

0

29

Леша файл работает для скачивания. Я скачал.

0


Вы здесь » KSD TEAM » Историческая, техническая информация » Интересные факты